Главная » Статьи » Образование

«Музыкальный репрессионизм» и образовательные «реформы»


профессор кафедры специального фортепиано ОГМА им.А.В.Неждановой, кандидат психологических наук

Было бы странно мне, музыканту с полувековым исполнительским и педагогическим опытом, обсуждать с известным физиком (ныне министром), к примеру, законы Ньютона или Эйнштейна. Однако, за годы работы на посту министра продвинутые «физики», к сожалению, превращаются в «лириков» старой бюрократической системы. И продолжаются министерские «бурные преобразования», которые вызывают у меня естественную тревогу.

«З 2008 року Міністерство освіти і науки України запровадило практику широкого обговорення з громадськістю всіх без винятку міністерських ініціатив щодо здійснення реформ та розроблення нових нормативних актів», - утверждает министр в своем докладе на одной из европейских международных конференций. Он пытается убедить всех в реальности сказанного. Но декларации И.А. Вакарчука «про посилення громадського впливу на діяльність університетів і академій» не имеют пока никакого отношения к сегодняшней жизни большинства университетов и академий страны. Более того, «права державного університету, …які визначають його інституційну автономію», находятся не в руках профессорско-преподавательского состава вузов, а у «ректорского корпуса» при министре, или прочих министров. (Достаточно просмотреть мнения СМИ и авторитетнейших специалистов).

Я хочу осветить действительное место и роль общественности, «посилення громадського впливу» в родной Одесской музыкальной академии. Давайте заглянем в «демократическую жизнь» ОГМА им. А.В.Неждановой, которая выразительно описана в статье заслуженного деятеля искусств Украины Ю.А.Кузнецова на сайте www.cultura.net.ua – «Величие… до неприличия».

Приведенные в статье факты, о которых хорошо известно не только мне, целиком и полностью опровергают реформаторские чаяния министра образования.

Перманентная чехарда смены проректоров, деканов, заведующих кафедрами; вынужденный уход ряда опытных сотрудников и увольнение профессионалов, «неудобных» ректору и его жене; откровенный протекционизм, распахнувший двери посредственности; череда проигранных судебных процессов, скандалов; компания травли и слежки за неугодными; публикации пасквилей, пестрящих ложью, хамством и клеветой в адрес авторитетных специалистов, не входящих в свиту ректорской четы, ну а «реорганизации-инновации» насквозь пропитаны как минимум протекционизмом пышно процветают на глазах министерских чиновников… А в результате - сломанные судьбы, разорванные профессиональные взаимосвязи и, в конечном итоге, общее падение исполнительского уровня как основополагающей базы качества обучения, т.е. стандарта художественного образования.

Ни один из предшественников нынешнего ректора ОГМА (не говоря об их женах), не страдал комплексом исключительности и не присваивал себе диктаторских полномочий. Единолично, не интересуясь мнением профессуры, А.В.Сокол упрямо проводит в ВУЗе «реорганизации» в личных интересах под прикрытием министерских инноваций и европейских лозунгов. Перевод консерватории, задачи которой готовить исполнителей, композиторов, людей творческих профессий, на рельсы НИИ по защите диссертаций, «успешно» привело к потере уникальной одесской исполнительской школы (что уже отмечают выдающиеся музыканты современности). Приток в консерваторию посредственных, но «остепенённых» педагогов обеспечил резкое увеличение кандидатов и докторов, не умеющих играть, петь, дирижировать. Скоро невозможно будет прикрыть липовой статистикой, рейтинговыми процентами и солнечными отчётами утрату исполнительских профессий - солиста, оркестранта, концертмейстера. Почетные звания и награды - такой же ректорско-министерский «конек» договоренностей и продаж, как манипуляции с дипломами и диссертациями.

В 2004 году Учёный Совет, возглавляемый «ректором-реформатором» академиком А.В.Соколом, объявил нас, и.о.профессора Ю.Б.Дикого и меня, клеветниками (т.е. целенаправленными лжецами), опозорившими Одесскую консерваторию и подрывающими государственную политику(!) в области музыкального образования, только за то, что мы открыто выскались о некоторых нарушениях в ОГМА им. А.В.Неждановой. С присущей ректору «скромностью», он почему-то причислил свои эксперименты к государственной политике и принудил членов Учёного совета, полностью зависимых от него, подписать донос о, якобы, нашей антигосударственной деятельности в ВУЗе.

В этом же 2004 году значительная часть студентов Одесской консерватории открыто выступили против антиконституционного «экстренного соколо-болонского проекта», не обсужденного и не адаптированного в условиях консерваторий, но сохраненного и поныне. На встрече с министром образования С.Н.Николаенко, уже в 2006 году аналогично мнению студентов высказались все руководители творческих ВУЗов Украины во главе с академиком А.Чебыкиным. А в 2007 г. львовские студенты. Сложности адаптации «болонского проекта» прокатились по многим странам Европы, включая самые свежие студенческие волнения в 80-ти городах Германии. Что до этого нынешнему министру и даже Президенту, когда можно декларировать, что мы влились в Европейское образовательное пространство неким чиновничьим соглашением, а не сутью образовательной системы, лишенной малейшего общественного доверия.

В лучших большевистских традициях, на головы одесских студентов сразу же посыпались репрессии: шантаж, угрозы, анонимные звонки. Родителям одной из талантливых студенток в телефонном режиме некий женский голос (хорошо всем известный) сообщил, что их дочь: «проститутка», которую на днях исключают из консерватории». Благо, отец этой студентки не был сердечником, иначе такой звонок мог бы привести к наихудшим последствиям. Правда, такая атмосфера и такие «глубоконаучные» методы телефонных доносов повысили рейтинги нашей консерватории до первого места среди вузов искусств в 2007 году! Браво МОН!

И тут в памяти всплывают иные времена. В 1937 году в соответствующие органы поступил донос на моего отца от группы «бдительных» сотрудников, где его деятельность тоже была подана как антигосударственная. Конечно же, отца (как и деда, и ещё пятерых членов моей семьи) объявили «врагами народа», а отца расстреляли 8 декабря того же года, а спустя 27 лет реабилитировали, но легче мне от этого не стало, я и так знал истину. Вот так ось репрессий ХХ века, уничтоживших мою семью, шилом вылезла в ХХI веке культом ректорской четы Сокола-Алейниковой в ОГМА на глазах нескольких министерств с их аппаратными службистами, кричащих о демократии. Ныне возможности вождей всех уровней, к счастью, поубавились, но славные большевистские традиции, как мы видим, бережно сохраняются: «кто не с нами – тот против нас» и «если враг не сдаётся – его уничтожают».

Мой иск с Ю.Б.Диким против Учёного Совета о защите чести и достоинства, пройдя все судебные инстанции, вплоть до Верховного суда, был полностью удовлетворен (прилагаю текст «вынужденного» опровержения А.Сокола).

Однако, проигравшие не остановились на «достигнутом». Необходимость выполнения решений судов резко обострила агрессивность ректорских «единомышленников», ждавших и жаждавших повода для отмщения. Игнорируя единодушное мнение кафедры специального фортепиано, на которой я проработал свыше 50 лет, Учёный совет, вопреки здравому смыслу, проголосовал против меня в процедуре переизбрания на должность. Вот так «автономненько», не предъявив мне ни малейших профессиональных претензий, вузовский совет отомстил мне. Хороша «автономно-вузовская демократия», о которой так «печется» г-н И.Вакарчук, впрочем, как и спич-райтеры отраслевых министерств!

А для министерства образования происходящее в чужом «культурном вузе», конечно, как бы отношения не имеет. Мнимый «нейтралитет» двух министерств на этом фоне равнозначен поддержке действиям ректора!

И вновь я вынужден искать правду, и вновь открыто судебное дело по иску Зелинского А.Б. – «О признании проведения конкурса неправомерным, об отмене приказов и возмещении морального вреда» в Киевском суде г. Одессы в ноябре 2007 г., длившееся вплоть до июня 2009 г. (только из-за регулярных неявок ректора) и закончившееся поражением администрации ВУЗа. (Документ МКТ и решение суда прилагаются)

Уже долгое время А.В.Сокол и его покровители демонстративно и беззастенчиво «вытирают ноги» о закон (неявки на заседания суда, невыполнение решений судебных инстанций), не неся за эти деяния ни малейшей ответственности. Всё в полном соответствии с установкой ректора, которую он чётко сформулировал с трибуны общего собрания: «законы пишутся для уголовников».

О какой демократии и уважении к закону может идти речь? О каком правовом государстве?

«Ми готуємо проект Урядового рішення про передачу всіх вищих навчальних закладів до сфери управління Міністерства освіти і науки» - продолжает «дело» своих предшественников нынешний министр образования И.А.Вакарчук. Есть особая специфика в музыкальном, эстетическом и художественном образовании, которая выходит за рамки сферы образования и науки вообще. Это – духовная и сугубо специфическая тонкая область. Возвращаясь к началу моего повествования, хочу спросить Вас, Иван Александрович, - правильно ли, если «лирик» будет давать рекомендации «физикам», или наоборот?

А о чём думает комитет по образованию и науке Верховной Рады? «Умывает руки» гуманитарный отдел Кабинета Министров (в лице бывших работников МКТ), тем самым помогая продвигать в «светлое будущее» феодальную автономию ректоров. В статье Ю.Кузнецова цитируются выводы «Справки министерства культуры и туризма», подписанной зам.министра МКТ О.Г.Шокало-Бенч, о морально-психологическом климате коллектива ОГМА и «ответственности»(!?) ректора. Но разве может быть ответственность у «автономного ректора и его жены» при растущих аппетитах прошлых и нынешних министров? Разве она есть у «Филистеров власти…», как пишет Ю.Дикий на сайте «Украина – зона культурного бедствия»?

Я осознаю степень своей наивности, но всё же осмелюсь предложить следующее:

- прежде чем вещать о демократии и автономии, изучить действительный уровень демократических преобразований в коллективах;

- законодательно (с широким общественным обсуждением) создать систему ограничения ректорской власти;

- конкретно обозначить в нормативных документах реальную ответственность руководителей ВУЗов и министерств за невыполнение законов, нарушение конституционных норм и т.д. (с контролем со стороны Кабинета Министров);

- проводить по инициативе профессиональной общественности регулярные социологические исследования (с соблюдением специфики отраслевого образования);

- ввести в вузовских коллективах, на факультетах и кафедрах общественные слушания министерских проектов и реформ.

Как в 37 году, так и сегодня, «клеветники» с «антигосударственными намерениями» остаются наказуемыми коррумпированной бюрократией! С причинами репрессий 37 года историки как-будто разобрались! А вот с нынешними призраками «сильной руки» и роли «чистых рук… в современной истории» предстоит поспорить в национальных «условиях демократии» - кто же у министров и ректоров «враги»? А кто же «враги культуры» у профессиональной общественности?

Я принципиальный противник большевистской традиции наклеивания ярлыков, но и ребенку ясно, кто же является «врагом культуры» – тот, кто уважает Закон, или тот, кто регулярно вытирает об него ноги, пользуясь молчаливым поощрением работников МКТ, что является прямым пособничеством произволу и беззаконию.

Я полностью поддерживаю своих коллег Ю.Кузнецова и Ю.Дикого.

Категория: Образование | Добавил: padre_gabriel (10.02.2013) | Автор: Анатолий Зелинский
Просмотров: 533 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]