Главная » Статьи » Публицистика

Неистовый Юрий Дикий
Андрей и Марина Галушко   

Его называют потрясающим исполнителем, пианистом нейгаузовской школы, тонким интерпретатором классики.
Он гастролировал в Германии и Америке. Ныне Юрий Борисович Дикий — профессор консерватории
    Западная карьера? Да. Но… искусство пианизма — лишь одно из измерений его личности. Вслед за Робертом Шуманом он мог бы сказать: «Меня интересует все — политика, литература, люди…».
    Он создает вокруг себя особую атмосферу горения, созидает пространство культуры: организует концерты и фестивали (впервые в Одессе — «Рихтерфест»), мечтает о появлении улицы Музыки, пишет книги, снимает фильмы, со страстью следопыта изучает историю искусства… Одна из телевизионных лент по его сценарию называлась «Рояль и город».
    По-хорошему трудный собеседник, маэстро с особой, присущей только ему виртуозностью, вплетает одна в другую музыкальные и немузыкальные темы: Одесса, ее прошлое и будущее, ее место в Европе и мире, великие пианисты, судьбы культуры…
    Попытаемся из наших диктофонных бесед вычленить основные темы, не нарушая симфонического единства миропонимания Юрия Дикого.
        Умом Одессу не понять
    «Так что же это за город такой?» — спрашиваем мы у нашего собеседника, потомственного одессита.
    — Это город изначально, по статусу своему — не провинциальный и в провинциальный никогда превратиться не может. Отцами-основателями Одессы заложен огромный творческий потенциал.
    Знаковая фигура века Просвещения — сверхдеятельный герцог Ришелье, строящий на чужих ему берегах классический город будущего. Как Одиссей, возвратившись домой из Одессы, Дюк становится одним из лучших премьеров Франции. А одним из лучших градоначальников Одессы становится герой войны 1812 года, бравший Париж, граф Михаил Семенович Воронцов. Боевой соратник будущих декабристов, он задолго до их выступления предложил отмену крепостничества. Да, собственно, и отменил его в Одессе. И когда в довоенной Совдепии неблагодарные потомки попытались снести памятник графу Воронцову — трос лопнул! Так было угодно Провидению. Незыблем остался бронзовый граф, как незыблемо выстоял под бомбардировкой 1854 года Воронцовский дворец — ныне он должен по праву стать парадной резиденцией для почетных гостей города.
    История Одессы творится нами, одесситами, здесь и сейчас. Время разбрасывать камни, и время их собирать. Время разрушать храмы, и время их восстанавливать. Горькая участь разрушения ждала и чудом уцелевшую до 60-х годов прошлого века знаменитую одесскую кирху.
    Сюжет для приключенческого романа эпохи раннего застоя:
    Юрий Дикий в роли отважного д’Артаньяна, спасающего священную реликвию религии и культуры. А ныне, когда лютеранский собор святого Павла восстанавливается, он мечтает о создании вокруг него целого музыкального полиса, где царила бы особая атмосфера творчества.

Первый выпуск Одесской консерватории (май 1916 года): выпускница Анастасия Атманаки, первый директор Витольд Малишевский, неизвестное лицо, профессор Юлия Рейдер, граф Василий ОрловФедор Тимофеевич Дикий, дед пианиста
Первый выпуск Одесской консерватории (май 1916 года): выпускница Анастасия Атманаки, первый директор Витольд Малишевский, неизвестное лицо, профессор Юлия Рейдер, граф Василий ОрловФедор Тимофеевич Дикий,
дед пианиста
       
 Его родословная
    
Они навеки замерли на пожелтевших карточках, отснятых до революций и войн. В их позах — чинное спокойствие, в глазах — неповторимая вера в будущее, вера в разумность и справедливость мира, столь свойственная людям начала ХХ века.
    Мы изучаем с профессором Ю.Б. Диким его семейный архив.
    Большой зал Одесской консерватории. Май 1916 года. Первый выпуск вокального класса. Вельможной внешности человек с многочисленными орденами — почетный член Императорского Русского Музыкального общества граф Василий Орлов, попечитель консерватории, пожертвовавший при ее открытии 200 тысяч рублей собственных денег.
    Первый директор консерватории — талантливый дирижер, композитор, педагог Витольд Малишевский. Профессор класса вокала Юлия Рейдер, родоначальница одесской певческой
Зима 1990 г. Генуя (Италия). C солистом Большого театра Беларуси Олегом Мельниковым
Зима 1990 г. Генуя (Италия). C солистом Большого театра Беларуси Олегом Мельниковым
школы. Выпускница по классу вокала Анастасия Атманаки, с блеском исполнившая на заключительном экзамене арию Марфы из «Царской невесты» и получившая приглашение в Одесскую оперу. Это — бабушка Юрия Дикого.
    На следующей фотографии — задумчивый молодой человек с гренадерскими усами и в косоворотке и пиджаке. Это — дедушка, Дикий Федор Тимофеевич.
    Обладатель редчайшего голоса, баса-профундо, Федор Дикий пел в капелле «Думка», в хоре Успенского собора, был дружен с основоположником одесской дирижерско-хоровой школы Константином Пигровым. В 1928 году Федора Дикого приглашали петь в Метрополитен-опера в Нью-Йорке. 
    Со своей будущей женой Федор Дикий впервые пел в дуэте на «вечере оперных упражнений» в консерватории. Дуэту суждено было продлиться долгие, долгие годы.
    Отец, Борис Федорович Дикий — профессор, заведующий кафедрой автоматики и электрооборудования Одесского холодильного института. Окончил первый курс Московской и четыре курса Одесской консерватории как певец. Но страсть к технике взяла вверх…
    Таковы нити родословной Юрия Дикого.
        
Отсюда — и в вечность
    Истоки… 20-е годы ХХ века. В Одессе концертирует Генрих Нейгауз. Его появление в губернском городе было откровением — взрывоопасным и притягательным. Великий Учитель, рукоположивший на высокое служение музыке Святослава Рихтера, а через Людмилу Гинзбург — и самого Юрия Дикого, Генрих Нейгауз явился связующим звеном пианистической культуры веков ХІХ и ХХ. Его чуткими руками была открыта нам Европа Бузони и Лешетицкого, Шнабеля и Годовского, Петри и Казадезюса.
    Но нет музыки без исполнителей, как нет идей без их носителей. Юрий Борисович Дикий — в одном лице носитель идей и их исполнитель. Он отвоевывает у забвения (пусть и частично) имена творцов, их деяния. Его неустанными хлопотами 14 декабря 2002 года торжественно открыта мемориальная доска Святославу Теофиловичу Рихтеру. «Она должна быть звучащей», — мечтает Юрий Дикий. На старом пасторском доме, где жила семья Рихтеров, откуда был увезен на мучительную смерть последний кантор собора святого Павла, — звучит, не смолкая, Эолова арфа нашей памяти. Классическое наследие не должно умирать. Этим живет и этим дает жизнь будущему наш удивительный земляк Юрий Дикий.

Одесса, осень 2001. Cлева направо: декан фортепианного факультета Одесской консерватории, профессор Вячеслав Дашковский, бывший директор филармонии Василий Ревенко; профессор Московской и Мюнхенской консерватории Элисо Вирсаладзе, профессор Эссенской высшей школы музыки Борис Блох и Юрий ДикийСША, г. Бьюфорд, 1994 г. В студии профессора Бьюфордского университета Ральфа Купера после концерта
Одесса, осень 2001. Cлева направо: декан фортепианного факультета Одесской консерватории, профессор Вячеслав Дашковский, бывший директор филармонии Василий Ревенко; профессор Московской и Мюнхенской консерватории Элисо Вирсаладзе, профессор Эссенской высшей школы музыки Борис Блох и Юрий ДикийСША, г. Бьюфорд, 1994 г. В студии профессора Бьюфордского университета Ральфа Купера после концерта

Категория: Публицистика | Добавил: padre_gabriel (20.04.2012)
Просмотров: 974 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]