Главная » Статьи » Л.Н. Гинзбург

Всемирные одесские новости, январь 1992 г.


ЛЮДМИЛА НАУМОВНА ГИНЗБУРГ... Одна из когорты тех мощных музыкантских личностей, которых щедро выплеснула в большой мир Одесса 30-х. Напитанные какой-то особой энергией — пианисты, скрипачи, композиторы, дирижеры, певцы - они завоевали этот мир, стали основателями школ, династий, художественных традиций, прославили себя, свою страну и чужие страны, стяжали аплодисменты на всех континентах, но на родину, в Одессу, практически никто из них не вернулся. Людмила Гинзбург вернулась, прервав московское восхождение на музыкальный Олимп, общение с Г. Нейгауэом, С. Рихтером, Э. Гилельсом, расставшись с перспективами в Московской консерватории, то есть совершив тот не всем понятный поступок, акт самоотречения, крутой поворот, на который способны лишь особой силы сердца, повинующиеся смутному голосу высшей творческой целесообразности, той самой, о которой сказано в Евангелии: лишь упав в землю и погибнув, дает зерно плоды!
Может быть, это приобщение к тайне плодоношения на родной почве и дало Людмиле Наумовне ту почти сверхъестественную энергию, которая чем далее, тем более поражает в ней, заставляя вспоминать античные, мифологические образы вселенского плодородия, жизненней неукротимости.
Сколько выдающихся музыкантов этого поколения уже окончили славный свой путь, превратились в легенду, в памятники самим себе, стали прекрасным прошлым, иногда уже и весьма отдаленным, пропустив вперед не одно поколение: более молодых и уже состарившихся художников! Людмила Наумовна Гинзбург... растет! Ее концерты становятся более мощными, не только содержательно, но и по репертуарному охвату, наполняются монументальностью и силой, кажется, не вполне характерными для прежнего исполнительского облика пианистки, каким-то странным образом появляются в нем черты героическо-юношеские, черты "бури и натиска", являя, может быть, триумфальность победы над собственной судьбой, над временем и обстоятельствами. Ученики, годящиеся во внуки ее ученикам, продолжают влюбляться в нее и, кажется, никто не превосходит ее творческой неистовостью! Вполне Мафусаиловы, библейские масштабы открываются созерцающему ее жизненный путь, ее концертные программы, особенно последних лет, в которых уже одни названия грозят задавить своим эпическим весом: сонаты Бетховена — "Аппассионата", "Лунная", Си-минорная соната Шопена и, наконец, трагедийный колосс — Си-минорная соната Листа. Мало кто из пианистов, молодых, полных сил, может рассказать, как чувствует себя музыкант, исполнивший на одном клавирабенде эти две Симинорные сонатные громады, каковой после этого ронять на бис в замерший зал маленькие исполнительские шедевры излюбленных многими слушательскими поколениями пьес, возвращая зал к той «радостной эмоциональной нерастраченности, какая и была-то в нашем веке, кажется, лишь в его далеком, давно забытом счастливом детстве. Так живет заслуженная артистка, профессор Л. Н. Гинзбург.
Исполнительское искусство — драматичное, жертвенное занятие. Великие композиторы оставляют великие
произведения свои лишь на бумаге, лишь нотную запись их, по сути, лишь память о них, оживить, воскресить которую каждый раз заново должен артист. Если может! Каждый раз исполнитель, высекая искру из собственного сердца, воспроизводит, воскрешает, как Спаситель, их несуществующую живую плоть, живую ткань, живое дыхание, движение, сердцебиение. Если может! Ведь шедевры стареют. Великая романтическая тоска по красоте, лишенная энергии живого энтузиазма, становится аристократической блажью, слабостью, а то, пожалуй, даже наивностью, едва ли не глупостью перед железной, скрежещущей реальностью нашего времени, самоутверждающегося на попрании возвышенного. Сплошь и рядом даже технически вооруженные до зубов пианисты терпят на сцене поражение за поражением, не в силах сопротивляться холоду в зале и в самих себе. Каждое великое романтическое творение становится на сцене ареной обреченного единоборства все убывающей поэзии со все возрастающим цинизмом. И лишь единицы, подчас, кажется, не замечающие этой мертвящей мировой энтропии, продолжают на сцене непрекращающееся созидание Красоты, отвоевывая ее оставляемые малодушными территории. Такова Си-минорная соната Листа в исполнении Людмилы Наумовны Гинзбург в филармоническом цикле "Антология фортепианной сонаты".
Павел   ЧУКЛИН.

Категория: Л.Н. Гинзбург | Добавил: padre_gabriel (17.01.2014)
Просмотров: 478 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Календарь
Яндекс.Погода
Статистика