Главная » Статьи » Публицистика

Институты искусств: эволюция деградации
Памятным для многих указом от 4 июля 2004 года эск-президент Украины Леонид Кучма передал 10 украинских вузов искусств под юрисдикцию Министерства образования. Тогда еще ничто не предвещало больших проблем. Потому что этот "пас" просто завис в воздухе, не повлекши за собой радикальных изменений. То есть Минобразования заниматься вплотную своими новыми подопечными еще не начало, а Минкультуры — перестало окончательно. Однако брожения в преподавательской среде упомянутых вузов начались стразу. Беспокойство усилилось, когда Украина высказала благое намерение присоединиться к Болонскому процессу. После же подписания в мае соответствующих документов обитатели консерваторий, театральных вузов и "художек" стали впадать — нет, не в панику — почти в отчаяние.
"Искусственные вузы"
В классификаторе профессий, который использует Министерство образования и науки, специальности "музыкант" просто нет (правда, широко представлено цирковое искусство). Издание это, конечно, архаичное, давно не переиздавалось и, соответственно, не дополнялось. Так что удивляться не приходится и тому, что никакой корректировки в унифицированных программах в связи со спецификой упомянутых вузов не произошло. Правда, на сайт Министерства образования Киевская консерватория (ныне Музыкальная академия имени Чайковского) таки попала, а Национальная академия изобразительного искусства и архитектуры, Театральный университет — нет… Не говоря уже об остальных, нестоличных.
На самом деле разложение "культурного" учебного процесса началось задолго до упомянутых событий. Некоторые считают вехой начало независимости. За прошедшие годы, к примеру, из 38 специальностей в сфере искусства фактически осталось только 7. Художественная академия сегодня имеет одну специальность: изобразительное искусство (а декоративно-прикладное, которому обучают во Львовской художественной академии, вообще выпало). В консерватории же их осталось три. В результате получился крайне размытый профессиональный образ — некий "человек искусства". Без уточнения — какого именно искусства. Но и этого мало: в приказе Министерства образования и науки от 16 июня 2005 года значится: "У напрямі підготовки 0202 "Мистецтво" назву спеціальності "музичне мистецтво" замінити на "музична педагогіка та виховання" — 8.020207". Так что профессии "музыкант-исполнитель" тоже теперь нет. Да, собственно, что говорить, если из названия "особо культурного" министерства исчезло слово "искусство"... Как говорится, снявши голову, по волосам не плачут.
Дважды бакалавр
Процесс распада пошел быстрыми скачками с того момента, когда Украина гордо заявила о присоединении к Болонскому процессу и переходе на двухуровневое образование. Дело в том, что эта общеевропейская схема, более логично применимая в техническом образовании и даже в гуманитарном, сильно проигрывает в сравнении с системой творческого образования, сложившейся в Советском Союзе в свое время. Если в любой другой вуз человек поступает после школы, то, например, путь в консерваторию после музыкальной школы традиционно лежит через музыкальное училище. В результате музыкально одаренный ребенок "шел по этапу": 7 лет музшколы + 4 года музучилища + 5 лет консерватории. Некоторые отваживаются еще и на аспирантуру. Теперь же, по директивно спущенным рекомендациям, выходит следующее. Либо училище (которое готовит бакалавров), либо первые 3—4 курса консерватории, та же бакалавратура (поскольку магистратура по новым правилам охватывает только 1—2 года). Иначе получатся "дважды бакалавры". Если же "навести порядок", то срок освоения инструмента и оттачивания художественного мастерства сокращается минимум на 4 года. При этом здравые доводы о том, что только в трехуровневой системе можно воспитать тех музыкантов, которые прославили (и вопреки всему прославляют до сих пор) Украину, не принимаются во внимание. А ведь только за последние годы украинцев — лауреатов престижных международных конкурсов наберется с десяток. Не говоря уже о величайших именах минувших лет (Ойстраха с Рихтером негоже поминать всуе). Высочайший же спрос на украинских музыкантов и художников на Западе лишний раз подтверждает: нашу уникальную систему высшего специального образования и Европе позаимствовать не грех. Что, собственно, иногда и происходит — например, Лейпцигская музыкальная школа взяла за основу наши планы и программы обучения.
Так в чем же тогда заключается декларируемый образовательный прогресс? Этим вопросом задаются все, кого эти нововведения коснулись. Но ответа упорно не получают. Министерство культуры, если выразиться интеллигентно, эту проблему в свое время не актуализировало. Говоря проще — не предпринимало ровным счетом ничего, находясь в традиционной коме. Несмотря даже на то, что "сигналы" с просьбами и рацпредложениями поступали непрерывно — как от профессуры, так и от ректоров. А в Министерстве образования и науки вообще не придавали этому особого значения — по объективным причинам. Поскольку просто не понимают специфики учебного процесса в сфере искусств, по простоте души иногда двухуровневость трактуя буквально: первая скрипка в оркестре — это магистр, а вторая скрипка — бакалавр. И абсурдности этого (как и того, что функции и первой, и второй скрипки одинаково важны, художественные и профессиональные требования к ним равны), в Министерстве образования не понимают. И не могут понять, так как там нет музыкантов, и в свое время никто не потрудился "министерским" эти нюансы объяснить.
Чтобы окончательно обрисовать запущенность и безнадежность ситуации, сюда стоит присовокупить и эксперименты, проводимые Высшей аттестационной комиссией (ВАК) уже лет пять. А именно: для получения ученого звания необходимо написать и защитить теоретическую работу. Вроде бы это логично. Но как тогда быть с актером или художником, который всю теорию постигает на практике — на сцене, с инструментом или кистью в руках? Они из цепочки продвижения просто выпадают. Вот и получается, что молодой музыкант-теоретик, который "знает, как нужно играть", но сам не играет, имеет гораздо больше привилегий и преимуществ. (Переиначивая анекдот про автомобильные права: диссертацию купил, "играть" — не купил.) Защитившись (для этого отлажена вполне коммерческая система), он сильно выигрывает в сравнении с, например, 70-летним педагогом, проработавшим в консерватории 40 лет и взрастившим целую плеяду музыкантов. Поэтому большинство нынешних консерваторских профессоров — на самом деле "и. о.": ввиду отсутствия теоретической работы степень им присвоить не могут по закону. Но вот вопрос: зачем и как Евгения Мирошниченко будет тратить год времени на то, чтобы на бумаге описать, как нужно правильно петь, вместо того, чтобы петь и учить вокальному мастерству других?
Умирать — так с музыкой
Интеллигентнейший человек, профессор Одесской консерватории, известный музыкант и педагог Юрий Дикий 5 сентября объявил голодовку в стенах родного учебного заведения. К нему присоединились несколько студентов. Вопрос: чем можно довести абсолютно вменяемого человека до такого крайнего состояния? Сам Юрий высказался, что он неоднократно на протяжении долгого времени пытался каким-то образом привлечь внимание к накопившимся проблемам и проявлениям абсурда, но ректор Александр Сокол проявлял всяческую инертность. И даже распространял клевету о психической неуравновешенности не в меру активного профессора. Выяснять, "кто первый начал", — не нам и не сейчас. Хотя тема интересная и стоит отдельного разговора. Когда об инциденте в тот же день стало известно в Киеве и журналист информационного агентства "Интерфакс" позвонил в ректорат Одесской музыкальной академии, там ему с готовностью сообщили, что профессор Дикий в невменяемом состоянии взял в заложники студентов. Посему пришлось вызвать наряд из "органов", который по приезде обнаружил рядом с Юрием... два предмета, "похожих на взрывные устройства". (Кстати, как сказал потом сам "виновник торжества", в той аудитории, где он якобы забаррикадировался, действительно находилось два странных предмета. Рояля. Что ж, очень похоже.) В итоге информацию — с благодарной ссылкой друг на друга — распространили практически все информагентства Украины и даже одно российское. По цепной реакции. Потом, конечно, разобрались. Голодовку прекратили, благодаря приезду на место событий заместителя министра культуры Ольги Бенч. Для чего пришлось подписать трехсторонний меморандум — между министерством, ректором и голодающими, в котором на бумаге зафиксировано наличие проблем в этой сфере. Чтоб уж ни у кого сомнений не осталось.
Лицом к Болонье
Пусть Европа нас простит, но выходит, что хваленые европейские стандарты снизят качество украинского образования в сфере искусства… Однако, скорее всего, у нас опять Европу поняли превратно. Ведь Болонский процесс — и это подчеркивают представители Европейской комиссии — следует понимать буквально. А именно — слово "процесс": взаимно обсуждаемое мероприятие, протяженное во времени. И, как заявил на конференции в Киеве глава представительства Еврокомиссии в Украине, Молдове и Беларуси Иен Боуг, на самом деле некоторые статьи декларации предусматривают возможность для стран-участниц сохранить специфику, наработанную ими в образовательной сфере. И указанные моменты стали проблемными не только для Украины. С подобным сталкивается, например, Германия. Правда, господин Боуг был весьма удивлен, что у нас проблема встала настолько остро, но заверил, что по возвращении в Брюссель эксперты изучат ее и коллегиально выработают пути решения. Заметив еще раз, что Болонская декларация — это всего лишь процесс движения в направлении Европы, а не директивно навязанная система.
Категория: Публицистика | Добавил: padre_gabriel (09.12.2012) | Автор: Киевский ТелеграфЪ
Просмотров: 445 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]